В. В. Шаповал

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ЛАКУНЫ ДВУХ ЦЫГАНСКИХ ПЕРЕВОДОВ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА (2001 г. и 2003 г.)

(Перевод Библии как фактор сохранения и развития языков народов России и стран СНГ. - М., 2010. - С. 250-262)


 
Заполнение лексических лакун при создании переводов библейских текстов является традиционным источником обогащения словарного состава для многих литературных языков. Задача точной передачи авторитетного текста требует от языка, проходящего фазу становления, беспрецедентной мобилизации всех ресурсов номинации, переосмысления уже существующих тематических групп лексики, расширения репертуара словообразовательных средств. Всем этим определяется количественный прирост и тематическое развитие лексического состава языка, которое осуществляется при переводе Библии. Все эти тенденции представлены и в переводах библейских книг на цыганские диалекты, распространенные в странах СНГ. Своеобразие реализации этих тенденций в них обусловлено, в первую очередь, рядом причин:
а) все цыганские диалекты существуют в условиях функциональной недостаточности, часть коммуникативных задач берет на себя язык окружающего населения, как правило, более развитый и авторитетный, а потому и заметно влияющий на цыганский на всех уровнях;
б) большинство цыган владеет языком основного населения и использует его наряду с родным диалектом, в том числе и во внутрисемейном общении, причем на долю последнего приходятся в основном сферы бытовой и ритуализованной коммуникации, в то время как язык большинства доминирует во многих сферах "внешней" коммуникации;
в) сохранение родного диалекта объясняется своеобразной концепцией его престижа, что, в принципе, создает определенные перспективы для его развития.
В этой ситуации дилемма между решением о заполнении лексических лакун при переводе библейских текстов оригинальными средствами цыганского языка и решением о более широком допуске заимствований (в общем известных адресной группе в качестве слов языка окружающего населения) является ключевой в концепции создаваемой в процессе перевода версии письменного языка.
В последние десятилетия активизировались попытки перевода библейских и других христианских текстов на различные диалекты цыганского языка, представленные дисперсно по всей Российской Федерации и в других странах СНГ, например, на белорусско-цыганский и др. диалекты балтийской группы. На белорусско-цыганском опубликованы Новый Завет, Псалтирь, Притчи Соломона [Нэво завето 2001]. Также опубликованы литовской латиницей на близком к вышеуказанному диалекте Евангелие от Матфея [Evangelia Matejostyr 1999] и то же издание кириллицей [Евангелия Мацьфеёстыр 1998], а также Евангелие от Иоанна и от Луки [Иоаностыр 2001; Evangeliben 1998] и, наконец, брошюра просветительского характера "Эта книга для тебя" [Дава 1996].
Довольно активно используется для переводов Библии сэрвицкий диалект цыганского языка в Украине и на юге России (см. [Иоаностар 2003] в переводе Николая Бурлуцкого и Елены Марчук). В перспективе ожидается еще несколько изданий, над которыми сейчас ведется работа.
На кэлдэрарском диалекте выходят переводы за рубежом, напр., Книга Руфь [E Rut 1983], а в России активность переводчиков пока низкая, хотя потенциал для активного использования этого диалекта имеется: издан словарь [Деметер 1990], сборник фольклора [Деметер 1981], очень содержательные воспоминания на русском языке [Петрович 2007]. Кроме того, для данной группы характерно компактное проживание больших семей, что, разумеется, может облегчить работу по распространению изданий.
Помимо попыток перевода существуют и многочисленные случаи оригинального творчества, в частности поэтических произведений духовной тематики и т. п. Например: Е. Марчук [www.liloro.ru/library/marchuk.htm], о. Дмитрий (Иванов) [там же: ivanov d.htm]. К словарю ловарьского диалекта в приложении представлены несколько собственных стихотворений составителя [Цветков 2001].
Интерес к духовности у цыган закономерен и объясняется глубокой религиозностью этого народа, сохранившего традиции [Деметер, Бессонов, Кутенков 2000:120].
Далеко не обо всех переводах Библии широко известно, поскольку тиражи изданий невелики, а единой сети распространения информации нет. Так, по сведениям Е. Марчук, помимо вышеуказанного перевода Евангелия от Иоанна [Иоаностар 2003] известен еще один перевод Евангелия от Иоанна на сэрвицкий диалект, выполненный "в 2000-е годах в г. Новомосковске (рукописный вариант); на настоящий момент на диалект сэрвов, известный в цыганской среде под названием "тевы", переведены 4 Евангелия, Деяния, начата работа по переводу Псалтыря. Сергей Березовский (г. Кременчуг) также переводит Евангелие на один из диалектов украинских цыган..." [Марчук 2008:309-310]. Однако, несмотря на неполную информированность, само по себе обилие начинаний по переводу различных частей Библии на многие цыганские диалекты говорит о росте культурной и духовной активности в среде цыган. Думается, нет оснований связывать это явление с ростом уровня образования. Как раз после распада СССР посещение школы цыганскими детьми утратило формальную обязательность. В то же время нельзя сказать, чтобы фактическое расширение религиозной свободы непосредственно обусловило рост активности такого рода. Скорее, следует говорить о целом комплексе факторов, среди которых не последнее место занимает новый уровень открытости, при котором масса цыган смогла узнать как о разнообразных международных инициативах, так и о книгах на цыганском языке, а также получить доступ к религиозной литературе на русском языке. Ведь большинство переводов Библии в России и СНГ на цыганский язык сделано с русского Синодального перевода.
Следствием слабой информированности о других инициативах является то, что поиски различных групп и отдельных переводчиков направлены порой на решение одних и тех же, в частности, терминологических проблем. Еще в меньшей степени пока привлекается исторический опыт. А он мог бы быть небесполезным, поскольку насчитывает не менее двух столетий (еще в конце XVIII века в многоязычных изданиях цыганский был представлен переводом молитвы "Отче наш" - и даже на нескольких диалектах). Католический пастор из Пруссии Циппель ясно понимал проблему религиозной терминологии в цыганском языке и отмечал: "Именно в словах для моральных и религиозных понятий язык таких бродячих и нецивилизованных людей беднее всего" [Zippel 1793:108-165; 361-362].
В данной статье мы рассматриваем переводы на два диалекта цыганского языка: белорусско-цыганский и украинско-цыганский [Нэво завето 2001; Иоаностар 2003].
Исторически эти два диалекта не так близки, как, например, московско-цыганский и польско-цыганский [равнинный] диалекты. Первый из них (белорусско-цыганский) относится к северо-восточным (балтийским) диалектам [Абраменко 2006:10] и является промежуточным между диалектами польских и русских цыган. Другой диалект - сэрвицкий - характеризуется так: "В Украине на "старовлашских" диалектах говорят цыгане сэрвы (servurja) и влахи или волохи (vlaxurja). Доподлинное время их появления в Украине неизвестно, но с большой степенью вероятности можно предположить, что это произошло не ранее начала XVII или даже на рубеже XVII и XVIII веков" [Черенков 2008:490]. Однако их функционирование в регионах с близкими восточнославянскими языками и длительная полуоседлость или оседлость сказались на языке, в частности в плане сходства заимствованной лексики.
Ведущий эксперт по цыганскому языку Л. Н. Черенков отмечает высокое качество второго перевода: "Так же прекрасно знает цыганскую лексику и чувствует особенности фразеологии, но уже применительно к сэрвицкому диалекту, Елена Марчук, которая переводит на этот диалект Евангелие и создаёт на нём оригинальные произведения с религиозной тематикой" [Черенков 2008:499-500].
Конкретные типы лексических лакун выделяются на основе анализа лексического выбора переводчиков, отраженного в публикации. Рассмотрим пару 'свет' - 'тьма' (греч.: to phōs - hē skotia). В двух цыганских текстах представлены различные переводные эквиваленты.
Ср. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его (Иоанн 1:5):
1) Дуд свэнцынэла дро цямлыпэн, и цямлыпэн на зачхакирэла лэс [Нэво завето 2001:151] - Свет святит (!) в темноте, и темнота не закрывает его. Примечательно, что оба слова дуд и цямлыпэн внесены в словарик в конце книги и пояснены, поскольку в ходу лишь у немногих из цыган Белоруссии: "Дуд - свэто, лампа (light)"; "Цямлыпэн - цёмныма (darkness)" [Нэво завето 2001:557, 563]. Вызывает вопрос узколокальное неразличение понятий 'светить' и 'святить' вслед за белорусским сьвяцiць. Видимо, трудности понимания возникают у многих носителей близких диалектов.
2) Тай душлимо дэ калима пхабол, тай калимо на мурдарэла лэ [Иоаностар 2003:4] - Свет в черноте горит, и чернота не гасит его. Пояснено только первое слово 'свет': "Душлимо - яг, одуд". И это не случайно, поскольку это неологизм, букв.: 'видимость'. В этом переводе слово одуд (одут) не подошло, поскольку в сэрвицком имеет конкретное значение 'лампа, ныне: вообще любой источник света' [Цыганско-русский 1938:82].
Приведем примеры различных типов лексических лакун, возникающих в ситуации, когда цыганское слово оказывается шире по семантическому объему. Например, в белорусско-цыганском лав означает "слово, имя" (в отличие от греч.: ho logos - to onoma). В рассматриваемых диалектах эта семантическая дифференциация достигается исключительно средствами контекста.
Ср. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Иоанн 1:12):
1) Нэ сарэнгэ, кон прилыя Лэс, савэ патяна дрэ Лэскиро лав, дыя право тэ явэн Дэвлэскирэ чавэ [Нэво завето 2001:151].
2) А кодэлэнди, савэ прылиле Лэ, савэ патяне дэ Лэхкоро лав, дыня зор тэ авэ Дэвлэхкэрэ чавэнца [Иоаностар 2003:5]. Здесь чавэнца означает 'детьми' или '[вместе] с детьми', что далает перевод неоднозначным.
Однако то же самое слово лав в обоих переводах принимает на себя функцию перевода одного из центральных понятий Нового Завета слово.
Ср. В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог (Иоанн 1:1):
1) Англэдыр сарэстыр сыс Лав, и Лав сыс Дэвлэса, и Лав сыс Дэвэл [Нэво завето 2001:151].
2) Англал всавэрэстар сля Лав, тай Лав сля Дэвлэстэ, тай Лав сля Дэвэл [Иоаностар 2003:4].
Если мы обратимся к опыту зарубежных переводчиков, например, на кэлдэрарский диалект цыган-влахов, то обнаружим, что и здесь, при наличии отдельного слова о анав (м. р.) 'имя' передача понятия слово связана с расширением стандартного использования существительного со значением 'слово'. В одном кэлдэрарском переводе (Иоанн 1:1) использовано иранское заимствование o divano (м. р.) 'слово, речь, рассказ':
Mai anglal sas o Divano, ai o Divano sas le Devlesa, ai o Divano sas o Del. Vo sas de anda o gor le Devlesa [John]
В другом переводе на тот же диалект представлено румынское заимствование e vorba (ж. р.) 'слово':
Anda gor sas E Vorba, ai E Vorba sas le Devlesa, ai E Vorba sas O Del. Wo anda gor sas le Devlesa [Новый Завет].
Примечательно, что здесь имени существительному женского рода соответствует контекстуально соотносительное с ним личное местоимение 3-го лица ед. ч. мужского рода vo, wo 'он'. Такая координация возможна, например, в том случае, когда референтом имени существительного женского рода является мужчина или существо мужского рода. Например:
Ка Кали Маска лес нигэрэна. Во пехкэ дадес принжяндяс [Деметер 1981:178, 179] - Ведут [его] к Черной Маске. Он своего отца узнал.
В переводе евангелия схожая грамматическая возможность реализуется применительно к паре Слово - Бог.
Как уже было отмечено, большинство переводов на цыганский в СНГ сделано с русского Синодального перевода. Это само по себе означает двойную дистанцию от греческого оригинала. Не претендуя на какие-либо оценки, отметим копирование особенностей употребления заглавных букв в том случае, когда речь идет о Боге.
Ср. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете (Иоанн 1:8):
1) Кокоро Иано на сыс дуд, а сыс бичхадо, соб тэ допхэнэл пал Христосостэ сыр пал Дуд [Нэво завето 2001:151] - Сам Иоанн не был светом, а был посланным, чтобы свидетельствовать за Христа как за Свет.
2) Вов на сля Душлимо, а сля бичхалдо тэ допхэнэ пала Душлима [Иоаностар 2003:4] - Он не был Светом, а был посланным свидетельствовать за Свет.
Отметим, что греч. to phōs 'свет' в обоих случаях пишется с маленькой буквы, а белорусско-цыганское дуд, Дуд варьируется в оформлении в соответствии с синодальным русским переводом. Украинско-цыганское оформляется так, что перевод акцентирует несколько иной аспект противопоставления: Иоанн Предтеча - не Свет.
Одним из позднейших различий, возникших в церковнославянской традиции, является противопоставление Господь и господин. В греческом тексте используется греч. ho kyrios 'господин'. Соответственно, прямо к Христу ученики и другие обращаются в Евангелиях, используя форму Господи, но не Боже. Вопрос о тождестве этих обращений применительно к конкретному лицу и является предметом доказательства и, собственно, благовестия. В рассматриваемых переводах в силу того, что тождество этих обращений для переводчика уже несомненно, а в русском Господь и господин семантически разошлись, возникают отклонения от исходного текста. Цыганское Рай передает 'господин' и 'Господь', но последнее только в составе сложной номинации Рай Дэвэл 'Господь Бог'.
Ср. Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни... (Иоанн 6:68):
1) Симоно Пэтри Лэскэ отпхэндя: "Раё Дэвла! Кэ кон амэнгэ тэ джяс? Тутэ исын лава, савэ дэна вечно джиипэн" [Нэво завето 2001:162]. Обращение Раё Дэвла! буквально переводится 'Господин Боже!'.
2) Пётро Симоно пхэнэл Лэсти: "Дэвла, кастэ амэнди тэ джя? Тутэ исин лава, савэ дэн вечно джювимо" [Иоаностар 2003:31]. Обращение Дэвла буквально переводится 'Боже!'.
Сложно передавать некоторые понятия, напр., греч. to pneuma 'дух', являясь абстрактным понятием, не находит точных эквивалентов в бытовой лексике.
Ср. Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым (Иоанн 1:33):
1) Мэ на джиндём Лэс, нэ Одова, Кон бичхадя ман тэ болав дро пани, пхэндя мангэ: "пэ Конэстэ удыкхэса Духо, Саво зджала болыбнастыр и ячелапэ пэ Лэстэ, Ёв исын Кодова, Кон явэла тэ болэл Свэнтонэ Духоса" [Нэво завето 2001:152].
2) Мэ на джянавас Лэ, нэ Кодэва, Ко бичхалда ман тэ болдэ панеґа, пхэнда манди: "Пэ Кастэ дыкхэґа Фано, Саво сджял упрал тай ачела пэр Лэстэ, Вов исин Кодэва, Ко болдэла Свэнтонэ Фаноґа" [Иоаностар 2003:7].
В одном случае представлено славянское заимствование духо, в другом - заимствование из греческого фано 'воздух' (в некоторых диалектах скорее обозначающее 'дуновение, аромат'), ср. греч. phanos 'светлый > светоч' [Manush 1997:56].
Греч. ho prophētēs 'пророк' не является словом из бытовой речи, его понимание предполагает определенное овладение понятийным аппаратом Библии, поэтому возможно использование заимствования из языка окружающего населения.
Ср. И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет (Иоанн 1:21):
1) Ёнэ пхучнэ лэстыр: "Со ж? Ту со сан Илия?" Иано отпхэндя: "Над". "Цi на пророко?" И Ёв пхэндя: "Над" [Нэво завето 2001:151].
2) Тунчи пхученас лэ: "Ту Илия?" Вов пхэнда: "Нат". "Англунари?". Вов пхэнда: "Нат" [Иоаностар 2003:6]. Во втором случае использован неологизм: наименование действующего лица мужского рода с суффиксом -ари, произведенное от прилагательного англуно 'передний'. Можно понимать это неологизм как 'предсказывающий наперед', однако речь идет о Иоанне Предтече, поэтому трудно отрешиться и от понимания 'следующий впереди'.
Греч. hē erēmos 'пустыня' адресатам перевода знакома в основном из телепередач. Номинативных ресурсов обоих диалектов достаточно для образования описательных номинаций.
Ср. Он сказал: я глас вопиющего в пустыне (Иоанн 1:23):
1) Иано пхэндя лэскэ: "Мэ сом глос, сави дэла годла пэ чхучи пхув" [Нэво завето 2001:151].
2) Иоано дэдуманя: "Мэ гласо, саво типисявэл дэ шуки пхув" [Иоаностар 2003:6].
В первом случае использовано наименование чхучи пхув 'пустая земля', во втором - шуки пхув 'сухая земля'.
Даже такие простые, казалось бы, термины, как ho didaskalos 'учитель' и ho mathētēs 'ученик', вызывают определенные трудности.
Ср. На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его (Иоанн 1:35):
1) Пэ явир дывэс Иано нэвэстыр сыс тэрдо дуе пэскирэ сиклытконэнца
Слово поясняется: "Сыклытка - сыкляибнаскирэ, учэники (disciples)" [Нэво завето 2001:152, 562].
Это слово является производным от глагольного корня сыкл(-ёв) 'учиться, привыкать' при помощи заимствованного суффикса прилагательных -ытко.
2) Пэ авэр диво упалэ ачиля Иоано тай дуй лэхкэрэ сиклярнэ [Иоаностар 2003:7]. Неологизм здесь также поясняется: "Сиклярнэ - кодэла, ко сиклён". Он произведен от глагольного корня сыкл(-яр) 'учить, приучать' при помощи исконного суффикса прилагательных -н(о) (м. р.) / -н(и) (ж. р.).
Еще более неопределенным является выбор цыганского эквивалента для названия учителя, в разговорной речи легко заимствуемого из языка окружающего населения.
Ср. Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, - что значит: учитель, - где живешь? (Иоанн 1:38):
1) Ёв обрисия и удыкхця, со ёнэ джана пал Лэстэ, и ракирэла лэнгэ: "Со тумэ камэна?" Ёнэ пхэндлэ Лэскэ: "Равви! (со значынэла: Сиклякирибнаскиро), кай Ту дживэса?" [Нэво завето 2001:152].
2) Исусо обрисиля тай дыкхля, со вонэ джян, тай пхэнэн лэнди: "Со тумэ родэн?" Вонэ пхэндэ Лэсти: "Равви! ("Сикляримари!") Тев джювэх?" [Иоаностар 2003:7].
Примечательно, что в кратком словарике даны еще два соответствия: Сыкляибнари - сырбы, воспитателё, папечытелё, кхэритко сыклякирибнари... <как бы воспитатель, попечитель, домашний учитель...> [Нэво завето 2001:562]. От глагольных корней сыкл(-ёв) 'учиться, привыкать' и сыкл(-я-кир) 'учить, приучать' при помощи суффикса -иб(э)н- образованы абстрактные имена существительные, обозначающие действия: сыкляибэн 'научение (себя)' и сыклякирибэн 'научение (кого-либо)'. От них, в свою очередь, произведены: сыкляибнари и сыклякирибнари со значением действующего лица мужского рода с суффиксом -ари, а также формально притяжательное прилагательное со значением действующего лица мужского рода с суффиксом -ас-кир-о. Ср. выше тождественное образование от сыкляибэн 'научение (себя)' - сыкляибнаскирэ 'ученики'.
Во втором переводе сикляримари является наименованием действующего лица мужского рода, произведенным с помощью суффикса -ари от абстрактного наименования действия сикляримос 'научение (кого-либо)' [основа косвенных падежей - сиклярима[с]-] от корня сыкл(-яр) 'учить, приучать'.
Рассмотренные примеры заполнения лексических лакун демонстрируют как, с одной стороны, значительные дефициты исконной цыганской лексики, так, с другой стороны, и значительный деривативный потенциал цыганских диалектов, который помогает в ряде случаев успешно решать проблему дополнения лексикона для нужд переводов Библии.
 

Литература

Абраменко О. А. Очерки истории и культуры цыган Северо-Запада России (русска и лотфитка рома). - СПб., 2006.
Дава лыл ваш тукэ. - Dillenburg: GBV, 1996.
Деметер Н. Г., Бессонов Н. В., Кутенков В. Н. История цыган - новый взгляд. - Воронеж, 2000.
Деметер Р. С. и Деметер П. С. Образцы фольклора цыган-кэлдэрарей / Предисл. Л. Н. Черенкова и В. М. Гацака. - М., 1981.
Деметер Р. С., Деметер П. С. Цыганско-русский и русско-цыганский словарь (кэлдэрарский диалект). 5300 слов / Под ред. Л. Н. Черенкова. - М., 1990.
Евангелия Мацьфеёстыр. - Москва, 1998.
Иоаностыр. Свэнто миштопхэныбэн. - Dillenburg: GBV, 2001.
Иоаностар. Свэнто Бахтало Лав. / Пер. з рос. М. Бурлуцького, О. Марчук. - Рiвне, 2003. Перевод выставлен на сайте Лилоро: http://www.liloro.ru/romany_library.htm.
Марчук Е. Цыгане и протестантизм // Науковi записки Інституту української археографії та джерелознавства ім. М. С. Грушевського. - Т. 15. "Роми України: із минулого в майбутнє". - Київ, 2008. - С. 299-314.
Новый Завет на цыганском языке: http://sbible.boom.ru/gypsy.htm.
Нэво завето. Псалмы. Притчы. GBV-Dillenburg, 2001 [Zigeuner 84200 be].
Петрович О. Н. Бароны табэра сапоррони / Ред. О. А. Абраменко. - СПб., 2007.
Цветков Г. Н. Цыганско-русский и русско-цыганский словарь (ловарьский диалект). - М., 2001.
Цыганско-русский словарь / Сост. Баранников А. П., Сергиевский М. В. - М., 1938.
Черенков Л. Н. Цыганская диалектология в Украине. История и современное состояние // Науковi записки Інституту української археографії та джерелознавства ім. М. С. Грушевського. - Т. 15. - Київ, 2008. - С. 489-503.
John 3:16 in Many Languages: Romani, Kalderash: http://gospelgo.com/e/john316.htm.
E Rut. Tolma?isardias Matéo Maximoff. Paris, 1983.
Evangelia Matejostyr. Baltytko Romani Čhib. - Dillenburg: GBV, 1999. - 83 р. [Zigeuner Nr. 84301].
Evangeliben Lukastir: ani lotvitko romani chib. - Riga: Latvijas Bibeles Biedriba, 1998.
Manush L. Romany-Latvian-English Etymological Dictionary. - Riga, 1997.
Zippel C. G. über die Zigeuner, besonders im Königreich Preussen // Berlinische Monatsschrift. - Bd. 21. (1793). - S. 108-165; 360-393.