В. В. Шаповал

ЭТНОГЕНЕЗ НАЯВУ


 
Балканы производят больше
истории, чем могут
потребить. (У. Черчилль.)
 
В Софии опубликован отчет: Identity Formation among Minorities in the Balkans: The cases of Roms, Egyptians and Ashkali in Kosovo. [Формирование идентичности: случаи ромов, "египтян" и "ашкали" в Косово] - Sofia, 2001. - 60 p. (Minority Studies Society Sludii Romani [Общество изучения меньшинств Цыганские этюды.])
Инициатива публикации принадлежит румынскому исследователю, известному международному деятелю цыганского народа Николае Георге, советнику по делам цыган и синти офиса по демократическим институциям и правам человека ОБСЕ в Варшаве. Эта книга - результат работы группы авторитетных экспертов: Елена Марушиакова (Этнографический Институт и Музей Болгарской АН, София, Болгария и Общество изучения меньшинств Studii Rоmani), Герберт Хёйс (Heuss) (Проектбюро по продвижению цыганских инициатив, Гейдельберг, Германия); Иван Боев (факультет права, университет в Нанси, Франция), Ян Рыхлик (Карлов университет, Прага, Чешская республика), Надеж Рагару (Ragaru) (Институт международных отношений и стратегий, Париж, Франция); Рубин Земон ("Этно-культ", Струга, Македония); Веселин Попов (Этнографический Институт и Музей Болгарской АН, София, Болгария и & Общество изучения меньшинств Studii Rоmani), Виктор Фридман (факультет славянских языков и литератур, университет Чикаго, США). Авторы выражают признательность за помощь С.Мюллеру (советнику по делам меньшинств организации "Демократизация", Приштина, Косово) и Юдит Кирс (Kiers) (офис по демократическим институциям и правам человека ОБСЕ в Варшаве). Перед ними стояла задача - дать рекомендации западным сотрудникам международных организаций в Косово касательно национального вопроса и "обхождения с ним". Главная рекомендация звучит парадоксально: "Избегайте дискуссий и особенно споров по историческим вопросам!" [Identity: 22]. Эту формулировку можно считать и основным выводом книги. Но современному россиянину книга интересна не только этим.
Мы и прежде знали, что границы этноса, как они осознаются извне и изнутри, редко совпадают и в большей или меньшей степени условны. Этническая идентичность всегда является результатом более или менее ясно осознаваемой конвенциональности. Для того чтобы любая социальная группа обрела коллективную идентичность, ей необходимо выработать общее понимание и оценку событий и исторического опыта, о которых принято думать, что они сформировали эту группу. Иногда это "миф происхождения", как это имеет место во многих национальных государствах; или же поворотные этапы и моменты символического характера, подкрепляющих представление группы о себе и ее устремлениях [Тош 2000: 12-13].
Условные соглашения такого рода всегда дискуссионны. Вряд ли кто-то из нас возводит свой род к Адаму и имеет соответствующие документы, а вот роль Рюрика в становлении восточнославянских этносов до сих пор рассматривается в учебниках истории, и по-разному. Так что русскому и российскому читателю будет небезынтересно познакомиться не только с общими выводами, но и с аргументацией комиссии, которая рассматривала процесс возникновения новых идентичностей в контексте сложных межэтнических взаимоотношений и на территории, где недавно прошла гражданская война.
Почему же потребовалось собирать экспертов для решения вопроса, кто есть кто на этнической шкале? Ответ прост. В любой стране, где есть цыгане, местное население под этим этнонимом (или другими подобными) объединяет множество крупных и мелких этнических формирований с разной исторической судьбой и образом жизни. Общее у них одно - этнос большинства отказывает им в идентификации с самим собой.
Проблема несовпадения этнических сеток, которыми пользуется большинство и меньшинства, стала особенно заметной после кризиса в Косов, когда мир воочию мог наблюдать, как обнаруживаются "новые сообщества", о существовании которых ранее имели представление лишь люди из узкого круга специалистов по данному региону. Международные институты (КФОР, ОБСЕ и др.), а также неправительственные и правозащитные организации, СМИ были озадачены и обескуражены появлением "новых" этнических феноменов в регионе и не знали как себя вести в отношениях с ними [Identity: 7]. ОБСЕ признает, что необходимо уважать этническое самоопределение и что правительства должны признавать как индивидуальное, так и групповой выбор идентификации как в целом, так в частности при проведении переписей населения.
Этот общий тезис, как известно, в целом разделял и В.И.Ленин, но вот интересно, готов ли наш читатель в полном объеме признать этнические права группы "нео-скифов", которые появились в России в последние годы, а тем более их раскол на несколько групп, каждая из которых требует представительства на всех уровнях власти? После этого риторического вопроса станет ясно, почему представители и политические активисты цыган (рома) в Косов без устали протестовали против "возникновения" этнической группы "египтян" и до сих пор считают, что этот факт сепаратизма ослабляет единство их рядов. Они даже обвиняют международные силы в регионе в усилении раскола между различными группами цыган (рома), что проявилось, по их мнению, в признании существования этнических групп "египтян" и "ашкали". Последние в свою очередь обвиняют международные, неправительственные и гуманитарные организации, правительства зарубежных стран и представителей общин цыган (рома) в стремлении к насильственной ассимиляции и разрушении их идентичности. Подобным образом складываются и отношения между группами "египтян" и "ашкали". "египтяне" уверены, что "ашкали" - это чистые "египтяне", которые под албанским давлением или добровольно (исходя из особых интересов) выдают себя за особую общность. А "ашкали" полагают, что это "египтяне" стремятся ассимилироваться... [Identity: 7-8]. Вывод очевиден: цыгане не являются гомогенной общностью, как это кажется окружающему населению [Identity: 8]. Они разделены на ряд более или менее эндогамных групп, порой существенно различающихся по образу жизни (одни стали оседлыми столетия назад, другие прекратили сезонное кочевания совсем недавно), религии (одни из них - христиане, другие - мусульмане, и случаи добровольной или под давлением обстоятельств смены религии не являются необычными), а также по ряду иных этнических и культурных характеристик.
И на этом фоне несовпадения внешней и внутренней групповой идентичности среди цыган полным ходом идет процесс смены идентичности... Кроме того, цыганам не чужда и так называемая "этническая мимикрия". Иногда они предпочитают скрывать свою истинную этническую принадлежность и идентифицировать себя с другим этносом. Это происходит, даже несмотря на очевидные трудности и неочевидный успех такого процесса, ведь окружающее население обычно легко узнает цыган по антропологическим чертам и особенностям образа жизни. Надо заметить, что в небольших общинах происхождение каждого человека известно соседям.
В некоторых общинах феномен "предпочтительной идентичности или публичного декларирования иной, не цыганской, идентичности стал общераспространенным. Порой в результате ассимилирующего давления преобладающей общности идентичность определяется по этнонациональной характеристике государства проживания. На Балканах предпочтительная идентичность может возникать и в результате отождествления себя с иным меньшинством страны проживания, напр., по общности религии (турки), по языку (албанцы и румыны) [Identity: 9-10].
Результатом этих противоречивых процессов может быть парадоксальная ситуация, когда один брат считает себя цыганом, другой - албанцем, а третий - "египтянином" [Identity: 11].
Кроме "перехода" в иную национальность, процесс смены идентичности иногда проявляется в формировании новой идентичности... Каждый этнос на Балканах имеет свою собственную историческую мифологию, восходящую к древности, взывающую к славному прошлому народа. Эта мифология постоянно возрождается и накладываются на образ современности, особенно в кризисных ситуациях [Identity: 10]. Фольклорные традиции важны для Балканских народов (как и для других при определении своей национальной идентичности), поскольку они являются составной частью неомифологии, в которой фольклорные мотивы и аргументы используются при объяснении современных проблем [Identity: 11].
Если в Западной Европе национальная принадлежность определялась подданством монарху и проживанием в его стране, то в Центральной и Восточной Европе исторически сформировался иной тип взаимоотношения между понятиями гражданство и национальная принадлежность. "Нация" здесь не связана с государством и гражданском. Это культурная категория, связанная более с языком и другими аспектами духовной жизни (напр., религией). Возникновение централизованных монархий здесь не сопровождалось полной идентификацией доминирующей по языку группы с государством и далее ассимиляцией меньших групп. Альтернативой западноевропейской ассимиляции здесь стал выбор для меньшинства двух путей: "подчиниться доминирующей группе или удалиться". Если же на одной территории оказывалось две (или более) достаточно сильные группы, то начиналась их борьба [Identity: 13-14].
Таким образом, в трех великих империях региона (Австро-Венгрия, Россия, Турция) "плавильный котел" не смог всех граждан превратить в австрийцев, русских и турок [Identity: 14]. Для турецких властей вплоть до второй половины 19 в. национальная принадлежность подданного не имела значения. Население делилось на милеты, коммуны, определяемые по религиозной принадлежности. Не-мусульмане райя могли отправлять свою религию, но имели ограничения в политических правах и платили особый налог [Identity: 14-15].
В конце 18 - начале 19 в. на Балканах среди многочисленных национальных групп начался процесс формирования современных наций. Прежняя классификация по религиозному принципу стала менее значимой. Великие народы региона формулировали свои претензии к соседям так, что было ясно, что Великие Сербия, Албания, Болгария и Греция... заведомо не помещаются на одном глобусе. Уже в 19 в. "для каждой этнической группы лояльность по отношению к группе была предшествовала лояльности по отношению к государству, к котором данный человек жил (если последняя вообще имела место)" [Identity: 16].
 
Конфликты 20 в. показывают, что концепция защиты меньшинств не работает, потому что ни одна этническая группа не желает быть меньшинство в чужом национальном государстве. Свободные выборы в ситуации политизации этнического фактора и слабости демократических традиций становятся фикцией, потому что люди голосуют не за программы действия, а за национальную принадлежность кандидатов [Identity: 17]. С этой точки зрения сегодняшняя ситуация в Косово является более или менее стандартной для Балкан.
Все стороны в югославской войне после 1991 г. (за возможным исключением словенцев, у которых меньшинства заметно сильнее ассимилированы) стремились изгнать этнически "чуждые" группы, прекрасно сознавая, что у них скорее всего уже не будет возможности возвратиться [Identity: 18].
 
Современные процессы формирования идентичности этнических меньшинств в Косово.
Даже просто кратко перечислить общности меньшинств на Балканах в целом и в Косов в частности не так просто. Проблемы, которые возникают при этом, связаны не только с актуальным положением в области этнических процессов или с трудностями различения отдельных сообществ (особенно ромов, "египтян" и "ашкали"), но и с вопросами этногенеза и истории. История не является точной наукой, и ее ответы не всегда неизменны и бесспорны. Редкое событие прошлого не вызывает дебатов и не интерпретируется по-разному (часто и противоположным образом) [Identity: 21].
A/ Рома
Цыгане (самоназвание ром, мн. ч., рома) - это потомки выходцев из древней Индии. На Балканах, порой называемых "второй родиной цыган", они образуют особой сообщество. С 11-13 вв. в регионе известны оседлые цыгане, и многие источники фиксируют наличие цыган в Византии и их исход в Сербию, Болгарию, Валахию и Молдову [Identity: 23-24].
Исторические судьбы, этно-социальную структуру и этно-культурыне черты и современные проблемы ромов Юго-Восточной Европы невозможно понять без учета двух обстоятельств:
1) Цыгане/рома - это специфическая межгрупповая этническая общность, которая не имеет аналогий среди других народностей Европы. Эта общность внутренне разделена на ряд отдельных (иногда антагонистических) групп, подгрупп и метагрупп на основании их собственных этнических и культурных особенностей, и проблемы этих групп часто совершенно противоположны по природе и не подлежат обобщениям.
2) Учет исторического и культурного контекста жизни цыган/ромов, равно как и современной социальной, экономической и политической ситуации в каждой из стран чрезвычайно важен. Регион Косово характеризуется комплексом исторических и современных составляющих, которые образуют ситуацию, отличную в каждой из стран, и эти отличия определяют жизнь современных цыган. Так что анализ ситуации должен отличаться индивидуальным подходом в каждой из стран или группе стран [Identity: 25-26].
Актуальное положение цыган меняется с каждым изменением границ в Юго-Восточной Европе, ибо приводит к миграции групп цыган в соседние страны. На современную ситуацию влияют также последствия массовых миграций цыган в различные периоды истории. Наиболее заметны последствия миграции новейшего времени, вызванной отменой рабства (крепостничества) в Валахии и Молдове. В результате этого "великого нашествия Кэлдэраров" (2-я пол. 19 - 1-я пол 20 в.) цыгане распространились по всему миру. Кроме того, существенны последствия взаимного обмена мусульманским и христианским цыганским населением между Грецией и Турцией в 1920-е, открытия границ в Югославии времен Тито, которые привели к "Югославской волне" цыганской миграции в 1960-70-е, конец социалистического периода в Центральной и Восточной Европе привел к "третьей волне" миграции, начиная с 1990-х, включая и беженцев-цыган последних лет (сначала в основном из Боснии и Герцеговины, а затем и из Косово).
Внутри цыган существенно противопоставление между мусульманами и христианами.
Многие ученые, которые исследуют цыган, да и сами цыгане, считают, что "египтяне" и "ашкали" - это особые подгруппы цыган, которые утратили цыганский язык и находятся в процессе изменения самоидентификации. Когда в 1970-е и 1980-е правительство Югославии создало условия для развития этно-культурной идентичности цыган, "египтяне" и "ашкали" остались в стороне как не говорящие по-цыгански.
B/ "Египтяне" не считают, что их предки пришли на Балканы из Индии, а связывают себя с египтянами Геродота, которые прибыли на Балканы для разработки месторождений металлов, что подтверждается и иными историческими свидетельствами. Представители этой оседлой эндогамной группы в Косово - это кузнецы, земледельцы и музыканты. В 1991 г. при переписи населения они добились для себя особой строки (более 3000 человек). В 1998 г. прошел конгресс их организаций в Охриде.
C/ Ашкали, Ковачи ('кузнецы' в Черногории), Маджюпы (с 1 февр. 2001 в г. Исток создали свою ассоциацию)...
Эта группа вышла на международный уровень уже после косовского кризиса. Ранее о ней знали только этнологи, которые считали, что Ашкали - это албаноязычные цыгане. Сами Ашкали, признавая себя албанцами или цыганами, сохраняли замкнутость общин, изолированных как от тех, так и от других. Их никогда не включали в переписи. Многие из них стали беженцами, так как не могли рассчитывать на признание себя албанцами, цыганами или "египтянами" со стороны названных крупных общин. По их легендам, они прибыли в Косово в 14 в. из Ирана, либо являются римскими колонистами, либо выходцами из города Аскалон в библейской Палестине.
D/ Турецкоговорящие "Милет" и "Рудара/Лудара" или "Беаша" также проявляют активность в формировании новой идентичности и добиваются признания на международном уровне.
Текущее положение ромов, "египтян" и ашкали далеко не безоблачно. Сразу после воздушных ударов НАТО их положение ухудшилось. Силы КФОР не могут защитить их от атак албанцев, которые совершаются под предлогом мести за сотрудничество меньшинств с сербами и военные преступления в войне 1998/99. Не только отдельные дома, но и целые селения сжигаются и разрушаются в Митровице, Приштине и Гниляне. [Identity: 48]
Усилия международного сообщества по улучшению ситуации направлены на интеграцию меньшинств в политические структуры, повышение безопасности, возвращение перемещенных лиц и беженцев на места прежнего проживания, восстановление и возврат незаконно занятой недвижимости, доступ к рабочим местам, образованию и здравоохранению, но они не способны решить проблемы этнической идентификации. [Identity: 49, 50-51].
Границы этноса в большей или меньшей степени признаются условными. Этническая идентичность всегда является результатом более или менее ясно осознаваемой конвенциональности. [Тош 2000: 12-13].
По мнению Леви-Строса, именно использование бинарных оппозиций при категоризации мира свидетельствует о том, что между научным и мифологическим мышлением не существует качественных различий, так как в обоих случаях работает одна и та же логика. [Стефаненко 1999: 97].
Во-первых, члены групп подчиненного меньшинства, не видящие альтернатив существующей системе, довольно часто используют этноцентристские атрибуции, но отражающие тенденцию к обесцениванию своей группы и оказанию предпочтения доминантной группе.
Следует отметить, что этноцентристскими в социальной психологии называют любые группоцентристские атрибуции. В этом, на наш взгляд, отражается значимость именно межэтнических отношений в проблематике межгрупповых отношений в целом. [Стефаненко 1999: 314].
Так, этноцентризм, внедренный в расистскую идеологию превосходства арийцев, оказался тем механизмом, с помощью которого немцы пришли к убеждению, что евреи, цыгане и другие меньшинства - "недочеловеки". [Стефаненко 1999: 240].
Под атрибуцией в широком смысле мы склонны понимать субъективную интерпретацию индивидом мира, которая в повседневной жизни далеко не всегда основывается на научном знании. [Стефаненко 1999: 240].
Ради полуграмотных мифов этнической самоидентификации, полностью подчиненных сиюминутным интересам той или иной социальной группы не то что каплю человеческой крови пролить жалко, комара ушибить или, к примеру, назвать, нехорошим словом - и то не стоит.
Вот мой вывод из того, что насобирал. У нас в России еще относительно неплохо.
 
Примечания
Identity Formation among Minorities in the Balkans: The cases of Roms, Egyptians and Ashkali in Kosovo. - Sofia, 2001. - 60 p.
Тош Джон. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка. / Пер. с англ.: Коробочкин М.Л. - М.: Издательство "Весь Мир", 2000. - 296 с.
Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. Учебник для студентов ВУЗов по спец. "Психология". - М.: Ин-т психологии РАН, "Акад. проект", 1999. - 320 с.
 
Приобрел аккумулятор BP-6M тут с доставкой по Москве.